Памяти В. И. Скультэ (2)

     Книга В. И. Скультэ «Английский для детей» написана почти 60 лет назад. Для любого учебника это не просто много, это очень много. За такой срок обычно значительно меняются, если не сам предмет изучение, то знания о нем, методики, подход. И уж если книга продолжает оставаться популярной столько времени, значит, в ней есть то главное, что отличает настоящий учебник и не дает ему кануть в Лету: материал структурирован четко и системно, от простого к сложному, изложен ясно и по возможности интересно. А еще в такой книге всегда виден талант автора. Такие «штучные» вещи – очень редко продукт коллективной работы, в них, как правило, ощущается яркая творческая индивидуальность.

​    В одном из форумов кто-то, говоря об этом учебнике, назвал его легендарным. Очень точное определение, причем не только в похвальном контексте. Легендарный он и в том смысле, что, подобно любому значительному явлению, со временем оброс легендами, и легенды эти зачастую заслоняют само явление. Об этом мы еще поговорим позже.

​     В ходе дискуссий, развернувшихся вокруг книги Скультэ, о ней было сказано не просто много, а очень много добрых,  а иногда даже ласковых слов. (Те, кто по-настоящему хорошо знают этот учебник, не могут относиться к нему иначе.) Однако книга нравится не всем. И в этой статье мне бы хотелось поговорить и о том, что, на мой взгляд, является конструктивной и справедливой критикой, и о том, что, как это иногда бывает в дискуссиях, – результат поверхностного знакомства с предметом.

​     Написать о В. И. Скультэ и ее учебнике мне хотелось давно. Помимо всего прочего еще и потому, что считаю себя многим ей обязанной.

В школе английский у нас был «никакой», и если бы не толстый с черно-белыми картинками потрепанный (от кого-то достался) том Скультэ, уверена, мои отношения с английским языком сложились бы по-другому.

 

 

 

​          К действительно хорошим книгам на протяжении жизни мы, как правило, обращаемся не один раз. И на новом витке всегда находим в них что-то новое, созвучное нам, изменившимся.

​      Так произошло у меня и с книгой «Английский для детей». Я окончила университет, стала филологом, преподавателем. И именно в это время в поле зрения опять появилась книга Скультэ. Тот толстый потрепанный том, как бывает с книгами, куда-то бесследно исчез. (Жалко до сих пор.) Но, слава богу, Скультэ переиздавалась много-много раз (и переиздается до сих пор). Кстати, одно это говорит о качестве учебника.

 

 

 

     Я стала использовать его в работе, учебник мне по-прежнему очень нравился (и нравится до сих пор), но что-то уже не устраивало, не хватало четко изложенных правил чтения и упражнений на эти правила, не хватало нормального аудиокурса. Приходилось компилировать, подключая другие материалы, что-то менять. Так, наверное, делает каждый преподаватель, стремящийся к хорошему результату.

​   Именно в это время и пришла мысль написать собственный учебник.  (Слово «учебник» и по отношению к книге В. И. Скультэ, и по отношению к своему УМК я употребляю в широком, бытовом смысле. В официальных терминах и то, и другое – учебное пособие. Чтобы стать учебником в рамках официальной терминологии, то есть получить министерский гриф, книге надо  соответствовать ряду рожденных в недрах бюрократической машины требований.)

​     Я постаралась снабдить свой учебник всем тем, чего мне не хватало, когда работала по Скультэ: написала аудиокурс-спектакль, на который опираются диалоги в основном учебнике, снабдила курс рабочей тетрадью, выделила правила чтения и грамматики, по возможности сгруппировала лексику, собрав в каждом уроке слова на одно правило чтения. Но то главное, что характеризует учебник В. И. Скультэ, я постаралась сохранить. Это – принцип поступательности, которым так четко и последовательно руководствовалась она в своем учебнике. От простого к сложному, ничего не пропуская. В каждом следующем уроке – только материал предыдущего плюс что-то новое, за счет чего достигается множественность повторений. По моему глубокому убеждению, только так должен выглядеть учебник, по которому можно действительно чему-то научить и научиться.

​         Даже противники методики   В. И. Скультэ не отрицают того факта, что по ее учебнику очень хорошо учить читать. Свой учебник я писала, прежде всего, как букварь, поэтому, думаю, что, даже если бы никогда не видела учебника Скультэ, начала бы его очень похоже на то, как начала свой учебник она. Три первые буквы английского алфавита (логично начать с начала) плюс еще одна-две буквы, чтобы из них сложить самые простые, короткие и знакомые детям слова, значение которых можно проиллюстрировать картинками, – a cat, a bat.

​       Я еще вернуть к достоинствам книги  В. И. Скультэ. Но сначала – о тех недостатках, действительных и мнимых, которые упоминаются на учительских форумах.

​  Нельзя не согласиться с теми, кто критикует учебник за встречающееся в текстах первой части построение вопроса  Have you a doll? Впрочем, наряду с What mark have you got? Это, пожалуй, самый существенный и бросающийся в глаза недостаток. Возразить «ругателям» по существу здесь нечего. Можно, разве что, отметить, что наряду с литературными Have you got? и Do you have? встречается и такая, сугубо просторечная форма вопроса. При этом никто не будет спорить с тем, что для учебника это, конечно, не есть хорошо.

​    Второй, часто звучащий упрек – употребление shall там, где will, безусловно, было бы уместнее. We shall come to see you. I shall write … Причем встречается этот вариант наряду с формой will в той же позиции. I will, of course. I will give you some honey.

​       Так как на этом уровне изучения языка модальность глаголов shall и will еще не рассматривается и следовательно в расчет не принимается, и здесь приходится признать, что более четкое и соответствующее данному уровню изучения языка употребление этой грамматики пошло бы учебнику на пользу.

Следующая претензия касается фонетики. «Архаичные, пятидесятилетней давности транскрипции (транскрипционные знаки)». Действительно, за время существования учебника изменились два международных транскрипционных знака – [O] и [ou] поменялись  соответственно на [Б] и [qU]. Два из 45. А как насчет того, что в большинстве британских / американских учебников для иностранных студентов, изучающих английский язык, транскрипции нет вообще?

Можно говорить о том, что сейчас, при обилии аудионосителей, без записи транскрипции можно вообще обойтись. В какой-то степени это действительно так. Но представьте стандартную ситуацию – ученик на уроке забыл формы глагола win и ищет их в конце Round-up’а, например. Ученик нерадивый, поэтому он забыл и правило чтение, по которому читаются 2-я и 3-я формы этого  глагола. Хорошо, если вовремя поправит учитель, а то ведь треть детей так и произносит – [wБn] - [wБn].

​       Вероятность такого конфуза будет гораздо меньшей, если о тех же формах ученик справится в таблице неправильных глаголов, помещенной в конец учебника Скультэ. Мало того, что таблица почти исчерпывающе полная. Все глаголы в ней – с транскрипцией и переводом. Так же, впрочем, как и новые слова во всем учебнике. Они приведены списком сразу после основного текста каждого урока, причем для удобства поиска – в той последовательности, в какой появляются в тексте и в упражнениях. Кроме этого, вся лексика сведена в общий словарь в конце книги, так что у ребенка отпадает необходимость обращаться к «толстому» словарю, что на начальном этапе изучении языка делать непросто. При этом, начиная со второй части, автор включает в тексты слова, выделенные полужирным шрифтом. Этих слов нет в списке  представленной в уроке лексики. Ученик должен сам найти их в сводном словаре в конце учебника. Так дети постепенно приучаются самостоятельно пользоваться словарем.

​      Упрек в употреблении устаревших значков транскрипции, пожалуй, последнее справедливое, на мой взгляд, замечание в адрес учебника. Из других упреков хочу выделить два.

​        Первый. Иногда приходится слышать, что книга Скультэ написана так давно, что лексика в ней безнадежно устарела, относится «к добитловскому периоду» (?!).

​    Как известно, лексический состав языка обновляется за счет исчезновения слов, обозначающих отжившие, вышедшие из обихода реалии и появления в языке слов для обозначения реалий вновь появившихся. Даже при таком бурном, как в последние десятилетия, развитии окружающего мира, эта, новая, часть лексики, на удивление мала и составляет всего 1,5 – 3 % от общего лексического запаса любого языка. При этом в каждом языке есть «лексический костяк», который с течением времени не изменяется совсем. Именно благодаря этому явлению становится возможной реконструкция состояния языка для разных этапов его существования и даже реконструкция языков вымерших.

​     Слова, составляющие «костяк», основу языка – всегда и самые частотные по употреблению. Это закон любого языка. Так что, относится ли слово к этому «костяку», легко выяснить, заглянув в частотный словарь. Местоположение слова в словарном списке определяется частотностью его употребления. Чем ближе слово к началу, тем оно нам нужнее, тем чаще мы им пользуется и тем неизменнее во времени его форма и значение.

​     К чему я все это рассказываю? Дело в том, что В. И. Скультэ отбирала слова для своего учебника по частотному словарю. Естественно, что ей приходилось делать небольшие отступления, так как хороший текст из самой частотной лексики составить сложно. Но это были именно вынужденные исключения. Лексика «тянула» за собой и темы – самые общие и бытовые. Об этом в свое время рассказала мне женщина, которая близко знала Валентину Ивановну. Женщина эта много лет прожила в Англии, знала английский на уровне образованного носителя, так что Валентина Ивановна, приезжая в Москву по издательским делам, часто советовалась с ней о языковых нюансах своей работы.

     Надеюсь, из сказанного ясно, что устаревшей лексика в учебнике Скультэ не может быть по определению. К тем же, кто продолжает в этом сомневаться, есть предложение. Ребенок, отзанимавшись по ученику В. И. Скультэ, получает на выходе активный словарный запас порядка 3 700 слов (см. словарь в конце учебника). Попробуйте найти среди этих 3 700 слов  5 (пять) единиц устаревшей лексики. (Устаревшим, как известно, считается слово, значение которого непонятно большинству взрослых носителей данного языка.) Нашедшему обещаю подарить на выбор бутылку хорошего вина или частотный словарь английского языка.

​   И еще один упрек в адрес учебника. На мой взгляд, упрек необоснованный, но он касается важного методического аспекта, так что на нем стоит остановиться.

​       В учебнике Скультэ много упражнений на перевод с русского на английский и наоборот. У кого-то это вызывает раздражение. «Ученик должен стараться сразу думать на языке, который изучает, а не переводить с русского», – вот основной аргумент противников методики использования перевода при обучении языку.

​     Мне кажется, очень часто недопонимание, а иногда и полное взаимное непонимание в спорах о методике происходит оттого, что из виду упускается фактор времени, не принимается во внимание этап, на котором находится студент. Да, когда словарный запас достигает объема 3 – 4 тысяч слов и оперирование грамматикой начинает переходить на автоматический уровень, безусловно, надо стараться сразу «выуживать» из подсознания английскую конструкцию. Но учебник Скультэ, во всяком случае его первая часть, – это букварь, причем букварь для изучения иностранного языка. На этом этапе ребенок знает, хорошо, если 50 – 70 слов и несколько основных грамматических конструкций. И когда читаешь в интернете такое: «Что касается дошкольников и младших школьников, то для меня на первом месте – создание у них звукового образа языка» или «У меня вот уже намечается тенденция усталости от адаптированных курсов, народ хочет подлинной аутентичности», хочется предложить авторам этих методических выкладок выучить 50 японских слов и, излагая свои мысли по-японски, попробовать добиться «подлинной аутентичности» или создать в своем сознании «звуковой образ языка».

​    Мне представляется, что на начальном этапе изучения иностранного языка, особенно когда речь идет о детях, которые и свой язык еще только «пробуют на вкус», очень важно все время напоминать о  том, что человек, знающий два и более языков – всегда прежде всего переводчик, связующее звено между двумя мирами, важно показывать, что, переводя, а значит, сравнивая, мы чувствует нюансы и глубину обоих языков. И учебник Скультэ блестяще решает эту задачу.

     Особняком стоят зачастую грубые по форме и расплывчатые по сути рецензии типа: «Там просто жуть совковая», «У Скультэ соответствующее времени его написания совковое содержание, наполнение и философия», «пионерская лексика» и т. п.  В особую группу такие высказывания легко выделяются по общему признаку: авторы этих замечаний учебника Скультэ не читали. В раздражение их привел, видимо, сам факт существования написанного много лет назад русскоязычным автором и почему-то до сих пор популярного пособия по английскому языку.

​       Если бы авторы этих отзывов взяли на себя труд прочитать тексты уроков, они бы узнали, что ни о чем совково-пионерском речи там не может идти по определению, так как герои текстов-рассказов, пятеро маленьких англичан, живут в небольшом городке недалеко от Лондона. Их можно заподозрить в разных грехах: веснушчатый рыжий Джимми-Морковка ленив, жадноват, немножко избалован не очень умной мамой. Сэм не всегда хорошо обходится с маленькой сестренкой. Ребята периодически попадают в разные переделки, и читателям приходится за них волноваться. Но всё, уверяю, в рамках идеологических приличий: красных галстуков не носят и в октябрятские звездочки не сбиваются.

    Кстати, раз уж мы коснулись качества текстов Скультэ. Как же выгодно отличаются эти, по настоящему талантливые, связанные единой сюжетной линией рассказы от большинства безликих, зачастую скучных и примитивных текстов о бесконечных environment и communication! (Привет от словаря частотности.)

​       О качестве текстов учебника Скультэ говорит одна деталь: если рассказ разбит на два-три урока, то даже самые ленивые и немотивированные ребята хотя бы краем глаза обязательно заглянут вперед, чтобы узнать, как выпутается Джимми из ситуации с испорченным подарком, не погибнет ли в огне пожара маленькая Лили, спасутся ли дети от чудовища, которое держит их в ночном саду.

​          В аннотации к учебнику в свое время ошибочно написали и, как это всегда бывает, потом много раз повторили в Интернете, что тексты учебника «это адаптированные сказки или отрывки из детской английской прозы». Две такие сказки действительно даны в качестве приложения к первой части. Вся же история про английских ребят, по существу, целая повесть, в которую связаны тексты  второй части, написана автором и написана, повторю, ярко и талантливо.

​      Бессмысленно спорить и с теми оппонентами, которые утверждают, что «нет в этом учебнике игр, песенок и стишков, информация дана сухо». Не поленилась, ради восстановления справедливости взялась считать стишки. Где-то после двадцати сбилась и бросила. И пословиц, хороших и оригинальных, в текстах уроков и в упражнениях тоже насчитала больше двадцати. А еще там много загадок, шуток, скороговорок, как придуманных автором, так и вот таких, классических, милых и очень английских по духу.

     Вот пара примеров, не столько для любителей «аутентичности», столько для неравнодушных к английской словесности.

                England in November

No shade, no shine, no butterflies, no bees,

No fruit, no flowers, no birds, no leaves,

                    November!

 

The witch told her daughter

To fetch her some water,

To pick quick some nettle,

To put it in the kettle,

Then to catch some flies and fleas

And boil them tender with green peas.

 

    Пока листала учебник и натыкалась на полезнейшие, методически четко выверенные упражнения, обиходные фразы, забавные тексты, подумала: учебник В. И. Скультэ нуждается скорее в добром и уважительном слове благодарности, чем в защите. От необъективных и некомпетентных нападок учебник надежно защищает его качество.

 

 Справедливые же замечания, которые время от времени высказываются в его адрес, возможно, сможет в ходе очередного переиздания учесть издательство Айрис Пресс, которое уже много лет выпускает эту книгу. К чести издательства надо сказать, что все это время учебник выходил в твердом переплете, в двух – более бюджетном, черно-белом, и цветном – вариантах. Правда, иллюстрации, оформление обложки и работа корректоров оставляют желать лучшего. Как бы он выиграл от хорошего оформления и деликатных редакторских правок, которые, не нарушая структуры учебника, освободили бы его от явных недочетов, ошибок и опечаток!

​    Впрочем, несмотря на огрехи издания, некоторые внутренние неточности и солидный возраст, этой книге, думаю, предстоит еще долгая и счастливая жизнь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Избранные посты