Учебник английского языка, написанный носителем, versus учебник русскоязычного автора

January 14, 2017

Тема, вынесенная в заголовок моего сообщения, в разных контекстах и разными сообществами обсуждалась  многократно. Диапазон мнений простирается от категоричного «Сколько уже можно мусолить этот напичканный «руслишами» совок!» до не менее категоричного негативного отношения к британским / американским пособиям. Среди запальчивых выкриков иногда слышен «голос разума»: Учебники надо делить не на британские и русские, а на хорошие и плохие!». Но это, в общем, справедливое, суждение мало что нам дает, если оставить откровенно слабые учебники за скобками.

     Мне представляется, что в этом споре, как это, к сожалению, часто бывает в спорах, стороны не могут договориться, потому что одни утверждают, что предмет зеленый, а другие – что он длинный. Что я имею в виду.

     Многочисленные способы и методы изучения иностранного языка сводятся, в общем, к двум. Назовем их условно «быстрый» и «медленный». Быстрый - это метод «привыкания»  к языку в среде. Именно так мы «привыкаем» к родному языку. (И на это, кстати, уходит три-четыре года.) И именно так проще всего, особенно в раннем детстве, выучить язык иностранный. То же относится к ситуации (для большинства нереальной), когда вы искусственно создаете условия, приближенные к языковой среде. Например, нанимаете бонну-англичанку или кто-то из родителей, хорошо знающий язык, запасшись терпением, с момента рождения ребенка говорит с ним только по-английски. «Быстрый» способ, безусловно, лучшее, что можно пожелать при изучении иностранного языка. Но многим ли он доступен?

     Что делать тем родителям, а их, понятно, подавляющее большинство, которые не могут обеспечить детям изучение иностранного языка путем «привыкания» к нему? Остается «медленный» способ, при котором язык не входит в человека как бы сам собой, а его надо, если хотите, добывать, занимаясь систематически и упорно два-три раза в неделю и используя, как при любой добыче, разнообразные инструменты. И задача учителя / родителей, обучающих ребенка «медленным» способом, научить этими инструментами пользоваться, то есть, выучить не просто буквы изучаемого языка, а правила чтения,  довести до автоматизма употребление основных грамматических конструкций, научиться читать транскрипцию. (Хотя последнее, при обилии современных аудионосителей, относится уже скорее к области лингвистической культуры.)

     Учитывая все сказанное, я бы решала вопрос выбора учебника так. Для «медленного» способа изучения языка, при котором необходимо овладеть вышеперечисленными навыками, на первом этапе, скажем, первые год-два, в качестве мостика необходим хорошим «русский» учебник, а потом не только можно, но и нужно переходить на качественный учебник, написанный носителем языка.

     Такой вывод - не результат теоретизирования, а плод (к сожалению, довольно горький) многолетнего опыта.

     На протяжении уже почти 20 лет я руковожу объединением «Страна Лингвистика» в одном из московских Домов детского творчества. Не пугайтесь, это не реклама. Наши курсы английского языка уже давно работают без всякой рекламы, только на сарафанном радио. Из окрестных школ к нам ведут ребят, которых «погрузили» в язык, пытаясь «приучить» к нему за два-три 45-минутных занятия в неделю (то есть применили к ним «быстрый» способ обучения языку в условиях очень ограниченного времени),   и они теперь вздрагивают и испуганно озираются при слове «английский». Каждый год мы тестируем десятки детей, которые перед этим год изучали язык по тому или другому британскому пособию. Результат почти всегда один и тот же. Ребенок, прозанимавшись языком год, не может сказать по-английски «мне семь лет»; на вопрос How are you? отвечает My name is Vova и фразу I have got a fish  читает «ай хаве гот а фисх» (если вообще хоть как-то читает). Зато почти все, как мантру, твердят песенку-ABC, при этом совсем не зная букв в разбивку. Отчего так происходит? Думаю, оттого, что сложно (если вообще не невозможно) учить язык вне языковой среды, то есть относительно небольшими порциями, не освоив навык правильного чтения букв в определенной позиции (по простому – правил чтения), не научившись читать транскрипцию, не закрепив путем многократных повторений грамматические конструкции.

     Давайте заглянем в любой британский / американский  учебник английского языка для начинающих.

 

 

 

 

Учебник, который я выбрала для примера, именно любой, у меня он оказался под рукой только потому, что по нему в первом классе изучает английский язык моя внучка. Start English. Kathryn Harper. Учебник начинается стандартно.

 

 

 

 

 

   Как бы я комментировала эту страницу 5-летнему ребенку-англичанину, я приблизительно представляю. Кто это у нас? Правильно, an ant, а это что? Молодец, an apple. Посмотри, вот так эти слова пишутся, и в обоих  есть буква Аа (показываю). В них она читается как звук такой-то (несколько раз произношу, прошу показать букву в словах). И то же самое с двумя другими буквами.

     Только я не стала бы брать этот учебник, во всяком случае, в качестве основного, для ребенка-англичанина, так как материал в нем, на мой взгляд, изложен некорректно: новая, представляемая информация (три первые буквы алфавита) «тонет» среди информации незнакомой, непредставленной (остальные буквы). Для сравнения возьмите хороший русский букварь. Представляется буква Аа, представляется буква Мм. Из двух знакомых букв складывается слог ма.

     Однако, страница открыта перед русскоговорящим ребенком. Давайте посмотрим на нее его глазами. На рисунках 6 знакомых предметов (если он, конечно, признал муравья) и куча незнакомых значков. Да, он послушает запись, да, учитель повторит ему эти слова несколько раз, но объем обрушившейся информации для половины детей будет непосилен.

     На двух следующих страницах  эти три буквы детей учат писать. Печатно. Ведь британскому автору невдомек, что среди множества стран, в которых будет продаваться его учебник, есть далекая Россия, в которой дети идут в школу не в 4-5 лет, как у него на родине, а в 6-7. И к тому моменту, когда они откроют этот учебник, с мелкой моторикой у них уже все будет в порядке, и они будут хорошо уметь писать значки Аа, Вв, Сс письменно.

     Помучив детей атавизмом писания печатными буквами, движемся дальше.

    

 ​

 

     Если до этого момента я еще как-то могу представить себя на месте учителя, то здесь моей фантазии уже не хватает. Написано, что это Урок 5, но учитывая "разжиженость" информации, думаю, реально до этих стишков  добираются на третьем, если не на втором уроке. То есть, эта страница оказывается перед ребенком, который неделю назад увидел первую английскую букву и услышал первое слово. Что в этой ситуации можно сделать с материалом и какую пользу из него извлечь? Можно дать послушать запись и рассказать детям, о чем стишки. Что можно сделать еще? Попросить повторить? Да, если дети послушают запись 5-6 раз, самые памятливые, воспроизведут ничего не значащий для них набор звуков, немножко эти звуки исковеркав.  Вот, пожалуй, и все.

     И так выглядит весь учебник.

     В контексте нашего разговора даже не важно, что конкретно в этом учебнике есть вещи и откровенно настораживающие. Например, при счете от 1 до 10 предлагается образовать множественное число от существительного ox – бык  (образуется оно не по общему правилу - oxen) и, что уж совсем загадочно, от неисчисляемых, то есть не имеющих множественного числа, существительных чай и йогурт. Ведь мы заглянули в первый попавшийся учебник для начинающих. Он мог быть более или менее удачным, но именно так – книжка с картинками, текстом и аудио на непонятном языке – и выглядят в большинстве своем британские пособия для маленьких детей. И по другому они выглядеть не могут, учитывая тот факт, что пишутся эти пособия сразу для всего мира, без учета особенностей языка тех, к кому учебник попадет в руки, без возможности что-либо объяснить. Британские авторы в этом не виноваты. Средствами одного незнакомого языка учебник принципиально невозможно построить от простого к сложному, если за «простое» принимать ноль. Этот ноль должен на что-то опираться. И это что-то на первом этапе – как раз родной язык. На нем должны быть пояснения, на нем должны быть задания.

     Что должен делать ученик в упражнении 1?

 

 

Trace. Then listen, chant and act out.

 

 

     Да, добросовестный учитель перевел это задание три раза. Но задумчивый мальчик Ваня с предпоследней парты к этому моменту еще не нашел нужную страницу, и теперь он сидит дома, беспомощно таращась на эти загадочные письмена. Надо ждать, когда придет с работы мама и со вздохом снимет с полки словарь.

     Кто-то скажет: «Ерунда, мы самостоятельно занимаемся по британскому / американскому пособию «с нуля» и добились хороших результатов». Охотно верю. Но вспомните ваши занятия. Вы наверняка в той или иной степени знаете язык и, может быть, даже сами не замечая этого, в процессе занятий создаете над текстом учебника мощную надстройку, много раз повторив звук, слово, конструкцию, прибегаете к поясняющим жестам, что-то переводите, привлекаете другие материалы.

     В принципе, ведь можно и на примере вот этих стишков объяснить, что такое определенный и неопределенный артикли, познакомить с типами чтения гласных в открытом и закрытом слоге, рассказать, как образуется множественное число существительных и как будет вести себя глагол в 3-м лице ед. числа. Только при чем здесь будет этот учебник?

     Британских и американских учебников сейчас море, и это понятно, ведь язык для Британии приблизительно то же, что для нас – нефть. Поэтому учебники талантливо раскручены, неплохо оформлены. И очень хорошо, что они есть. Ничто не заменит точность и изящество построенной носителем фразы.

     С какого-то этапа изучения языка уже не так важно, хорошо ли методически выстроен учебник, по которому занимаешься. Важнее живая лексика, естественность конструкций. Но дайте ребенку возможность забраться на эту ступеньку, подставьте плечо родного языка в начале, чтобы не оттолкнуть и не напугать.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Избранные посты

Памяти В. И. Скультэ (2)

April 23, 2017